Понедельник, 23.10.2017, 10:59 

Приветствую Вас Гость | RSS


Главная » Статьи » Конкурсы » Литературные статьи

Борьба с картоном или Как не попасть в макулатурный утиль
Художественная литература 

  Молодые – и не очень – авторы частенько слышат в свой адрес обвинения в "картонности" персонажей. При этом вполне очевидно, что картон имеется ввиду метафорический, а не тот, который "плотное целлюлозно-бумажное изделие". В любом случае, реакция на подобные замечания бывает весьма разнообразной – от скептических улыбочек, сопровождающихся сакраментальной фразой "А напишите-ка лучше!" и до полного отчаяния напополам с унынием и восклицаниями "Всё кончено! Больше – ни строчки, а все плоды былых творческих потуг – в корзину!"

Однако когда буря чувств устаканивается и наконец включается способность размышлять здраво, ответственный автор обязательно задумывается над тем, а так ли беспочвенны были те обвинения и что он может сделать, чтобы впредь избежать их. Иными словами – задаётся вопросом, что же это за картон такой, и как с ним бороться? Вот как раз об этом-то и пойдёт речь далее.

Итак, для начала всё же стоит определиться с тем, что именно заключает в себе понятие "картонности" персонажа. Не принимая во внимание тот факт, что единого определения, устроившего бы всех употребляющих этот термин, ещё не придумали, можно выделить несколько характерных особенностей. Картонными обычно называют плоских, безликих, неряшливо прорисованных героев, лишённых каких-то индивидуальных черт и особенностей, и не вызывающих у читателя отклика. При этом довольно часто авторы особо не обременяют таких героев переживаниями. Или же, напротив, переживания эти настолько шаблонны, нелепы и утрированы, что вместо сочувствия вызывают в лучшем случае недоумение, в худшем – раздражение.

Ещё один штрих к собирательному образу – такие персонажи обычно просто последовательно – или не очень – выполняют перечень задуманных автором действий, при этом от перемены действующих лиц местами качество квеста не меняется.
В этом случае читатель может быть захвачен сюжетом, но по окончании прочтения с трудом вспоминает, какими же были герои и кто именно из них что делал. То есть предполагаемый характер индивида слабо влияет на его поступки, за счёт чего могут страдать причинно-следственные связи и логика.

Теперь возникает вполне конкретный вопрос: как же оживить бездушных картонных человечков, придать им объём и вызвать у читателя сопереживание? Тут на помощь приходит психологический анализ или попросту – психологизм в литературе. Приём этот заключается в глубоком проникновении во внутренний мир персонажа, детальном раскрытии различных состояний его души с обязательной передачей всех оттенков переживаний и ощущений.

Психологизм может быть косвенным – в этом случае внутренний мир героя изображается посредством внешних проявлений – поступков, особенностей мимики, жестов и речи героя. Например, весьма распространённым изобразительным средством является описание реакции героя на поведение окружающих и происходящие события. При этом следует учитывать, что читатели не всегда однозначно могут интерпретировать то, что хотел сказать им автор, поэтому последнему следует весьма серьёзно отнестись к решению вопроса. Для чего писатель должен иметь полное представление о поведении человека в описываемой им ситуации и тщательно продумывать, как именно поступит, оказавшись в ней, его герой и какие выводы при этом сделают читатели. Поэтому при использовании данного приёма для описания нестандартных ситуаций автору всё же следует давать некоторые пояснения – в явном или завуалированном виде.

Что касается пояснений, то они должны быть уместными и даваться по мере необходимости, к тому же особо увлекаться ими не стоит: во-первых, это может весьма ощутимо загромождать текст лишней информацией, а во-вторых – читателю необходимо оставлять пространство для размышлений. Герой может и должен интриговать читателя, но не следует забывать, что загадочности тоже должно быть в меру, иначе автор рискует нарисовать попросту нелепого персонажа.



Используя прямой психологизм, писатель может полно и конкретно раскрыть внутренний мир героя, непосредственно описав его мысли, эмоции, чувства, ощущения – к примеру, в форме внутреннего монолога. При этом автору следует постараться не утопить читателя в потоках рефлексии, обременяя его излишними подробностями и повторениями.

Известно, что весьма успешно "оживляет" героя и упоминания о его прошлом – о тех событиях, которые оказали влияние на его становление или с которыми как-то связано его теперешнее состояние. Например, какое-либо воспоминание, позволяющее лучше понять мотивацию персонажа. Но это вовсе не означает, что автор должен прилагать к произведению развёрнутую биографию каждого действующего лица – к слову, как раз этого-то делать категорически и не рекомендуется. В подавляющем большинстве случаев достаточно вовремя и к месту оброненной фразы – и читатель поймёт гораздо больше, чем если бы ему "вывалили в лоб" целый абзац пространных объяснений.

Ещё одна немаловажная деталь – "живой" персонаж должен быть... очеловеченным. Очевидно? Да. Но тем не менее авторы с завидной регулярностью упускают это из виду. И в данном случае фраза о том, что нельзя делить всё исключительно на "чёрное" и "белое", приходится как нельзя кстати. Ведь ни для кого не секрет, что излишне идеализированный герой – вроде тех же Мэри и Марти Стью, а также различной степени злобности Тёмных Властелинов – всегда выглядит карикатурно и вызывает у искушенного читателя отторжение именно за счёт своей приторной утрированности.

Придать образу описываемого персонажа объём позволяет добавление ему каких-либо индивидуальных черточек, позволяющих подчеркнуть особенности его психологии. При этом весьма распространённой серьезной ошибкой многих авторов, как начинающих, так и маститых, является наделение персонажа чертами только одного типа. То есть он злодей – то он во всём злодей, а если персонаж положительный – то уж ни одного темного пятнышка на нём днём с огнём не сыщешь. Такие персонажи ни при каких обстоятельствах не смотрятся живыми и объёмными – все эти супергерои и суперзлодеи производят впечатление роботов, которых по выполнении ими неких функций выключают и убирают в шкаф. Мотивация персонажа напрямую связана с его психологией, и злодей, творящий зло из любви к искусству, выглядит ни чем иным как картонным силуэтом, ровно как и супергерой, спасающий мир потому, что "так положено".

Качественно прорисовать характеры – это целое искусство, и для того, чтобы в полной мере овладеть им, автору следует разносторонне знать жизнь и быть неплохим психологом. Всё это, конечно, приходит лишь с опытом, и никаким другим путём не приобретается. Но если автор хочет вырасти над собой, ему в любом случае будет нелишним уделить время разборам произведений коллег по цеху – вычленив и проанализировав чужие ошибки и недочёты, ему будет легче избежать своих.

Автор:
Крылова Марина Андреевна (18061987)

Художественная литература
Категория: Литературные статьи | Добавил: Diverse (24.06.2012) | Автор: Крылова Марина Андреевна (18061987)
Просмотров: 1627 | Комментарии: 1 | Теги: психологизм в литературе | Рейтинг: 5.0/1
Всего комментариев: 1
1  
У Лайоша Эгри в "Искуссвет драматугрии" очень конкретно и доступно объясняется построение трехгранного персонажа, ему вторит Джеймс Н. Фрей. Вытяжка из обоих сводит к тому, что у персонажа всегда есть три грани, как у настоящего человека: физическая (внешность, шрамы, дефекты), социальная (место рождения, круг общения, школа, работа, взаимоотношения) и психологическая (внутренний мир, реакция на действия и противодействия, муки, совесть или ее отсуствие, реакция на свои дефеты); все взаимосвязано, врядли человек с широким рубцом через все лицо с детства в школе будет объектом всеощего обожания и восхищения, ученица бальных танцев пойдет работать в IT-фирму главным сисадмином. Все должно коррелиромать между собой не ущерб логике.

Всемирной Орагнизацией Здоровья в 1969 году было введено определение здоворья как "полного физического, соиального и психологического состояния..." Внезпно перекликается, да? Таким образом, лишая первонаж какой-либо грани, мы делает его больным, в литературных терминах - картонным. Однако для хорошего персонажа мало этого. Ему нужны еще две вещи: внешний конфликт - это сюжет, и внутренний конфликт - доминирующая идея (по Эгри) и доминирующая страсть (по Фрею), или жизненная цель персонажа (по Эльвире Барякиной). Инертный, бездеятельный персонаж безынтересен (он просто сложен для правильного написания, к примерам инертных персонажей можно отнести Ниро Вульфа, частично Эркюля Пуаро). Таким образом, активно добивающеийщся своей жизненной цели 3-хгранный персонаж более живой нас траницах, нежели непонятная амофрфная картоннная фигурка.

6 пунктов:
1. Физиологическая грань
2. Социальная грань
3. Психологическая грань
4. Жизненные цели/внутренний конфликт
5. Жизненные принципы
6. Активность
вот основа для хорошего персонаж и чем шире первые три пункта, тем легче вывести 4-ый, чем понятнее 5-ый тем легче его заставить быть деятельным (п.6)

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]